JHtml::_('behavior.framework', true);
НАРОДНОЕ  ИНТЕРНЕТ-ИЗДАНИЕ  БОКСИТОГОРСКА   ГОРОЖАНИНЪ       Наш девиз:   НЕ    БОЙСЯ   УПАСТЬ,  БОЙСЯ   НЕ   ВСТАТЬ
Бокситогорск ГорожанинЪ

Материалы

 


      читать

   Выпуск  35  (192)  сентябрь 2013 года

     Путешествия по родному краю (продолжение)

 ОСТАНОВКА  ВЕЛИКИЙ  НОВГОРОД 

 Итак, мы в Великом Новгороде. С ним  меня связывают многие воспоминания, поэтому своё повествование о пребывании в городе начну издалека. Удивительная вещь: я  всё время почему-то оказывался в этом городе, как мне кажется, помимо своей воли, даже не подозревая, что там непременно буду, всё происходило, как бы, само собой. Первое же знакомство с этим городом началось ещё в шестидесятых годах прошлого столетия. Это  было первое   серьёзное «путешествие» за пределы дома   с мамой к старшему брату. Я перешёл в восьмой класс и считал себя уже взрослым. Мне, до этого бывавшему лишь в Пестове, маленьком городке в Новгородской области,  хотелось побывать также и в большом городе, а Новгород для меня именно таким и был.

    Брат позвал нас с мамой к себе, и мы поехали  к нему в гости. Из той поездки не запомнилось почти ничего. Ехали на поезде по железной дороге Москва-Савёлово – Ленинград до ст. Неболчи. А там по ветке поехали в сторону Новгорода. Не успели отъехать от Неболчей, как я  залез на верхнюю полку и стал глядеть в окно. Вагон трясло и качало во все стороны и,  было такое впечатление, что поезд сходит с рельс, я сильно испугался. Но, когда увидел, что все пассажиры  занимаются своими делами, быстро успокоился.  Недалеко от Неболчей была высокая насыпь с протекающей внизу речушкой, вот и всё, что осталось в памяти. Дальше  был сон и… Новгород.

 Брат на Сиверсовом  канале строил свой дом, а был прописан на Парковой улице в общежитии Новгородского Северо-западного речного пароходства, где  тогда работал.  Правда, жил в основном на  брандвахте (плавучий дом). Брандвахта стояла в затоне. Рядом находился пединститут с великолепным садом, в котором в изобилии росли плодовые деревья, в том числе и груши. Я, когда освоился и адаптировался в большом городе, проник и в этот сад. Помню: груш в тот год, наелся от души. Подворовывал, понимаешь. Сад охранялся собаками, но мне удалось с ними «подружиться» и они меня спокойно пускали в свои владения.

Впечатлений от города тогда осталось мало. Помню: брат водил  меня в новгородский Кремль, знакомил с историей города. Но я мало что воспринимал. Помню: ходили (по простому – плавали)  на теплоходе вниз по Волхову до Городца, делали съёмку дна. Все промеры заносились на карту и, потом земснарядом углублялся фарватер.

 Вечером, после работы ловили рыбу бреднем. Наловили много. Повар нажарил их в муке, и мы ели. Было очень вкусно. Тем более, что столько рыбы я в жизни не едал. Сделав работу, вернулись вновь в Новгород.

 Брат строил свой дом на берегу Сиверсова канала, который был прорыт между реками Волховом и Мстой, длиной  около десяти километров. Я ему помогал, чем мог. 

Там  же он дежурил на семафоре. Семафор был механическим. Состоял  он, образно выражаясь, из «бочки» и «конуса» разного цвета. Если фарватер свободен поднималась «бочка», если занят «конус». Время прохождения судов по каналу, их название нужно записывать в судовой журнал. В будке были настенные часы и патефон с одной единственной пластинкой. На пластинке песня в исполнении Утёсова – «У самовара я и моя Маша». Наслушался я этой песни до отрыжки. До сих пор не могу её слышать.

С девяти и до одиннадцати утра была  напряжёнка. По воде то и дело сновали пассажирские быстроходные катера на воздушной подушке «Ракета», «Метеор» и баржи груженные лесом, песком, щебнем,  разными материалами. В одиннадцать проходил в Новгород пассажирский теплоход «Путейский-66». После становилось  свободнее. Я тогда предавался чтению и купался в канале.

Чуть ниже по течению от  семафорной будки находился Кремль.  Во время войны в этих местах было жарко, бои были тяжёлые. Каждый раз, когда я нырял и загребал ладонями песок со дна, то в изобилии доставал из воды гильзы от стрелкового оружия, попадались  и целые патроны.

Невдалеке проводились раскопки Рюрикова городища. Сиверсов канал,  прорытый  в  конце 19 века,   разделил холм Рюрикова городища на две части. Надо сказать, что в те годы в Новгороде это делалось с большим усердием и размахом. В 1951 году Яниным  были найдены берестяные грамоты, которые представляли большую историческую ценность, и местный институт каждый год открывал археологические сезоны.

Раскопки на правом берегу канала проводил молодой историк Николай Иванович (фамилию не помню). Он каждое утро приходил пешком из города, и я перевозил его к месту раскопок на лодке. Рассказывали, что он спас несколько ребятишек от беды. Они нашли не разорвавшуюся со времён войны гранату, стали отнимать её друг у друга и нечаянно вырывали чеку. Мимо проходивший, Николай Иванович вовремя заметил неладное, выхватил гранату и бросил  в воду. Раздался взрыв, но он не причинил никому вреда. Может это была легенда? Не знаю.

Я любил каждую свободную минуту ходить к Николаю Ивановичу на место раскопок. Мы даже немного подружились. Он мне многое рассказывал об истории этих мест, но, к сожалению, я был ещё  мал и поток информации перемешивался в голове, к тому же, я многого не понимал.

Однажды  спрыгнул вниз в том месте, где он проводил раскопки и  обрушил комья земли, за что получил справедливый  нагоняй, ведь большинство работ проводилось вручную. Руками перебирался каждый кусочек земли, а найденные в земле предметы, фотографировались, очищались от грязи щеточкой. Всё это упаковывалось, ставились номер и подпись находки.

По вечерам, после дежурства,  любил кататься на лодке. Особенно нравилось плавать по волнам, оставляемым проходящими толкачами и баржами. Волны были высокими. Тебя, то поднимает на гребень, то опускает вниз и, ты видишь кругом только воду. Становится немножко страшновато.

Когда смена была не моего брата, мы с ним ходили в город, на брандвахту. Помню, на брандвахте мы много купались, ныряли с неё.  Там жила повариха, а у неё дочка старше меня на год, моя тёзка. Девчонка была смелая и разбитная. Однажды мы на лодке поплыли из затона по Волхову. Неожиданно налетел сильный ветер. Нас потащило на середину реки, а она в том месте широкая с сильным течением. И сколько мы не гребли, никак не могли вырваться из плена стихии. Не помню, как справились с бедой, но после этого случая у нас напрочь пропала охота заплывать так далеко.

Вот, пожалуй, и всё из первого моего посещения Новгорода. Второе, было уже в зрелом возрасте и впечатлений осталось больше, но о них не буду рассказывать, точнее,  расскажу, как-нибудь в другой раз. Это было зимнее путешествие, ночью, по льду реки, от города до Сиверсова канала. После бывать в Новгороде, мне доводилось ещё несколько раз.

 Итак, мы поселились в гостинице, которую долго искали. Местные улицу знают, а где находится гостиница, нет. Там она появилась недавно. Чтобы не делать рекламу, не называю адрес. Гостиница маленькая, но уютная, есть всё необходимое для нормального отдыха и недорого.

 Так как мы прибыли в город относительно рано, решили осмотреться и с пользой провести время. Самая главная достопримечательность Новгорода, его Кремль, вот туда-то  и решили отправиться.

 Прежде всего, бросается в глаза удивительная чистота в городе. Не стыдно его «предъявить» туристам, что правда не могу сказать о дорогах. Они, видимо, как и везде в России, однако – это  не портит впечатления от увиденного.  Возле Кремля стоят ряды сувенирных лавочек, с хорошим набором не дорогих сувениров, открытая площадка для эстрадных выступлений, фонтан.

Стены Кремля Великого Новгорода впечатляют своим величием, с одной стороны их окружает ров, с другой стороны стены почти вплотную примыкают к реке. Конечно, по нынешним меркам городов, Кремль не велик, но в средневековье Великий Новгород был  надёжным оплотом по защите рубежей древней Руси. Даже  сейчас, стоя у  его стен,  трудно представить, как их можно штурмовать? Внутри кремля Великого Новгорода брусчатые дорожки, красивые отреставрированные здания, Софийский собор, музеи, памятник 1000-летию России, много зелени и очень красиво.

Новгородский Кремль, или Детинец, как его называли в Новгороде в древности,  заложенный князем Ярославом, — древнейший из сохранившихся в России кремлей (впервые упоминается в летописи 1044 г.).  

Кремль был административным, общественным и религиозным центром Новгорода.  Здесь проходило вече, выборы посадника, отсюда выступили на битву со шведами дружины Александра Невского, его стены защищали главный — Софийский собор и резиденцию Новгородского владыки. Именно в Кремле велось летописание, собирали и переписывали книги.

Любоваться стенами новгородского Кремля лучше всего, приближаясь к нему по Волхову со стороны озера Ильмень,  что мы и сделали, отправившись в путешествие на прогулочном катере. Уже от Городища, по отношению к которому укрепление, возведенное в X веке, стали называть Новым городом — Новгородом, видны красно-кирпичные башни и стены крепости. Удивительно красивый в любую погоду, Кремль словно парит над современной застройкой. Колокольный звон, разносящийся на десятки километров по воде, дополняет ощущение сказочности. Приближаясь к Кремлю, начинаешь видеть детали: бойницы башен и зубцы стен, древние и сравнительно новые здания.

Через Кремль проходит дорога, ведущая на мост, как и в древности соединяющий Софийскую и Торговую стороны. От восточной арки видны Ярославово дворище и Антониев монастырь, а в ясную погоду — колокольня Юрьева монастыря. С 41-метровой дозорной башни, получившей в начале XIX века название «Кокуй», открывается вид на весь город и его округу. Южные окрестности сохранили почти нетронутый временем ландшафт. Как и тысячу лет назад, начинает свой путь из Ильменя Волхов, его протоки омывают многочисленные острова, поросшие высокой травой. Хольмгард (страна островов) — так называли варяги это место.  Озеро, не смотря на его огромную площадь, не глубокое, от 2 до 10 метров.

Сегодня Кремль — это культурный и туристский центр. Здесь находятся главные экспозиции Новгородского музея-заповедника, реставрационные мастерские, работают библиотека, филармония, училище искусств, художественная и музыкальная школы. Ансамбль Кремлевских построек своеобразен и живописен, и это делает прогулку по Кремлю приятной и увлекательной.

Наше «знакомство»  с  Кремлём началось с памятника 1000-летия России. Всё дело в том, что первым заговорил о его  создании  наш земляк, ныне покойный Виктор Данилович Кренке (могила в д. Колбеки, Борского сельского поселения). О юбилее забыли. Александру II было не до юбилеев: слишком много накопилось в стране проблем, решение которых долгие годы откладывалось, но здесь на высочайшее имя приходит письмо, в котором некто Кренке предлагает отпраздновать юбилей России возведением памятника первому русскому государю Рюрику.

 Вот как описывает это событие сам В. Д. Кренке: «Мне принадлежит первая идея о сооружении в Новгороде памятника Тысячелетию России. Самому говорить об этом не будет самохвальством, во-первых, потому, что говорю сущую правду, а во-вторых, заявление мое об устройстве памятника не составляет какую-нибудь заслугу; не я, так несколько позже, десятки сотни голосов, могли бы заявить то же самое».

У памятника состоялась весьма интересная встреча с одним из местных художников, пытавшимся нам рассказать об этом памятнике. Мы вступили в полемику и,  оказалось, что наших познаний,  ничуть не меньше, чем у нашего  случайного «гида», поэтому продолжили осмотр Кремля уже без него.

Сделали несколько снимков колоколов возле Софийского собора. История их удивительна  и, требует отдельного описания. Скажу одно: сами колокола впечатляют,  пережили в своей «жизни» немало трагедий и последнюю,  в годы Великой Отечественной войны.

 А почему они стоят, а не висят, как и положено? В начале войны люди  пытались спасти колокола. Один  был невольно затоплен в Волхове  вместе с кораблём. Немецкая  авиация в начале войны господствовала в воздухе и разбомбила на корабле двигатель, на котором хотели вывезти самый большой, Праздничный колокол.  Остальные  зарыты в землю. Позднее немцы их нашли.  Колокола  подготовили  к отправке в Германию, но наступавшая Красная Армия  не дала немцам  этого сделать. Колокола во время войны сильно пострадали. Один, имеет выбоину (в августе 1941 года внутри колокола разорвался снаряд) и он лишился своего голоса, у другого  (Праздничного) при подъёме из реки Волхов оторваны проушины и, его нельзя подвесить на звоннице. Выход нашли простой – установили колокола на постаменты возле Софийского собора, хотя место им на звоннице. Пока  же нет заинтересованных лиц, кто бы оплатил эти расходы.

Незаметно время приблизилось к вечеру. Музеи закрылись, нужно было искать другие «развлечения». Пошли  на «Горбатый» мостик. Но об этом в следующем материале. Фото автора

 

0493162
Сегодня
Вчера
Эта неделя
Этот месяц
Прошлый месяц
Вся статистика
56
104
393
1448
3201
493162

Server Time: 2019-10-18 10:57:26